"Новогодняя сказка", часть 2 Коментариев: 0
Добавил: Itachi

Описание:



Мои воспоминания прервал звонок в дверь. Наверное, это Джин. Я так рада, что мы опять будем праздновать вместе. Полностью уверенная, что через минуту увижусь с подругой, я, открывая дверь, нимало не тревожилась и радостно щебетала:
- Джин, ты немного рано, потому…
Но вместо Джин я увидела на пороге своего бывшего мужа.
- Такаширо?! – воскликнула я со смесью изумления и возмущения в голосе, не веря своим глазам.
- Кита… - неуверенно пробормотал он, но я, кипя от раздражения, резко оборвала его на полуслове.
- Когда ты оставишь меня….нас в покое?.. Всё, до свидания! – я только хотела закрыть дверь, но Такаширо не дал мне этого сделать.
- Кита, давай поговорим… Я… - Он в замешательстве смолк и осмотрел меня с ног до головы. – Ты беременна?
Кажется, он был немного ошарашен. Ведь когда я была замужем за ним, он абсолютно не хотел детей, даже иногда заставлял пить противозачаточные.
- Ты пришел, чтобы узнать, беременна я или нет, - заключила я стальным тоном - И вообще, нам не о чем разговаривать.
- Кита, ты нужна мне…
Я не выдержала и взорвалась
- Нужна?! Что-то я этого не замечала, когда ты изменял мне со своими бабами!- Такаширо, казалось, пропустил мимо ушей мои гневные речи и продолжал тянуть своё.
- Кита, перестань, вернись ко мне.
Нет, у него явно ни стыда, ни совести! Я окончательно вышла из себя.
- Вернуться?!
Так, кажется, меня сейчас понесет. Господи, Какаши, почему именно сейчас тебя нет дома?! Кое-как взяв себя в руки, я твердо, но выдержанно заговорила, надеясь, что хотя бы следующие веские аргументы образумят этого упёртого.
– Такаширо, после развода я от тебя ничего не потребовала: ни денег, ни твоего имущества! Но сейчас я тебя прошу лишь об одном: оставь меня в покое! Я счастлива, я люблю Какаши и жду от него ребенка. И мне больше ничего не надо. Ой…
«Так, малыш, успокойся! Еще твоей маме не хватало, чтобы ты разбуянился!..»
Да, видимо, эта ситуация не по душе и малышу. Я в упор посмотрела на всё так же продолжавшего стоять столбом в дверях незваного гостя.
– Такаширо, уходи! Найди себе модель, которая будет во всем тебе потакать, и живи счастливо.
- Но мне не нужны модели, мне нужна ты!
- Тебе же, кажется, сказали уйти отсюда? – раздался за спиной моего бывшего муженька знакомый и такой необходимый сейчас голос. Мы оба обернулись. Слава тебе, Господи, подумала я, Джин! Как же она во время появилась. Она подошла к двери и, вручив мне пакеты, оттолкнула меня вовнутрь квартиры. Затем решительно развернулась к Такаширо, громко отчеканив:. – Чего стоим? Ноги в руки и пошел.
Такаширо усмехнулся.
- Джин, давно не виделись.
- Знаешь, еще столько же бы не видела и даже больше! – с жаром в голосе выпалила подруга, смерив встреченного презрительным взглядом.
- Ты как всегда любезна, - не остался в долгу наш гость.
Да, эти двое «любили» друг друга.
- Если ты сейчас же не уберешься, я вызову полицию. С Новым годом! – с этими словами Джин с силой дернула дверь, резко закрыв ее перед самым носом Такаширо. Облегчённо выдохнув, она измученным тоном бросила в пустоту почти, что риторический вопрос – И как ему не надоело?.. Кита?
Подруга обеспокоенно посмотрела на меня. Видимо, вид у меня был не самый лучший.
– Кита, с тобой все хорошо?
- Да… – ответила я, хотя голос прозвучал не очень убедительно.
- Иди, присядь, я воды принесу.
Удивительно­, в моем доме она ориентируется лучше меня самой. Смешно, не правда ли? Ох, а малыш расшумелся… Так, главное, самой успокоиться, чтобы маленькому не навредить.
Скоро подоспевшая Джин присела рядом со мной и подала стакан воды.
- Ну как ты?
- Вроде успокоился, - облегченно вздохнула я.
- Вот и хорошо…
Подруга осмотрела гостиную, затем перевела на меня вопросительный взгляд.
- А где елка?
- Какаши поехал за ней, - спокойно ответила я.
По лицу подруги было ясно видно, за кого она принимает мужей, сподобившихся отправиться за ёлкой накануне Нового года. Я обреченно вздохнула.
- Джин, я знаю, о чем ты думаешь, но ему обещали оставить самую лучшую.
- Обычно 31 декабря остаются обрубки.
- Ну Джин….
Тут в прихожей послышались долгожданные знакомые голоса.
- Кита, мы вернулись! – радостно объявил с порога первым вошедший Какаши.
Как я рада, что он вернулся! Теперь мне будет куда спокойнее…
- Мы? – удивленно переспросила Джин. А ведь правда, для неё это большая неожиданность. Я не знала, как сказать ей, что вместе с Какаши здесь вскоре объявится Генма.
- Ну, понимаешь…
- Какаши, может, ты мне поможешь эту елку затащить? – послышалось из коридора яростное восклицание.
- Что-то у него совсем не новогоднее настроение – насмешливо заметил Какаши. – Здравствуй, Джин.
- Здравствуй, это кто там? – подруга кивнула в сторону коридора.
Муж недоуменно посмотрел на меня.
- А ты ей еще не сказала?
- Еще нет, - покачала я головой.
- Ну, значит, будет сюрпризом.
Тут в коридоре послышался звук разбившейся моей любимой вазы и отборный мат. Не ожидавший такой реакции Какаши оглянулся, проговорив:
- Кажется, ему нужна помощь… Дорогой, я лечу к тебе!
Он изобразил фигуру супермена и направился на помощь другу.
Когда я в первый раз услышала, как они обращаются друг к другу «дорогой», то была немного шокирована. Неужели, думала я, такой парень, как Какаши, гей?.. Но это оказалось не так.

7 декабря 2009.
С того момента, как я вернулась в Токио, прошла неделя, сейчас я гуляла по магазинам с моей лучшей подругой, Джин. Она что-то мне рассказывала, но я не особо прислушивалась. Моя голова была забита мыслями о светловолосом парне, ехавшем со мной в купе на поезде «Аомори-Токио». Из раздумий меня вывел настойчивый голос подруги:
- Эй, Кита, ты меня слушаешь?! Ты о чем думаешь… - внезапно Джин осеклась, и на секунду в её глазах зажегся хитрый озорной огонёк. -… или о ком?
- Ни о чем и ни о ком! - нервно выпалила я в ответ, и при этом, кажется, покраснела.
- Да? А чего тогда щёки красные? - не унималась подруга. Джин всегда такая, видит меня насквозь.
- Это от холода…
Видимо, прозвучало не очень убедительно…Да, как не умела врать, так и не научилась.
- Не хочешь говорить - не говори, – Джин театрально вздернула носом и направилась к машине.
А она не изменилась со школы, как была полна энергии и энтузиазма, так и осталась. После выпуска у неё возникла идея на праздники привозить в детский дом «Коноха» подарки для детей. Ведь по своей не простой судьбе она пробыла там, около месяца после гибели родителей. Хорошо, что ее старший брат остался жив после аварии, иначе жила бы Джин в приюте.
Сейчас Джин и ее брат - владельцы сети ресторанов в нескольких точках города, страны и за ее пределами, но при этом, Джин открыла свой собственный ресторан, отдельный от семейного бизнеса. Сделала она это для самого дорогого человечка в своей жизни - своей дочурки. Да, она мать-одиночка. Родила Джин дочь в 18 лет. К сожалению, парень с которым она тогда встречалась, оказался козлом, но я рада, что Джин выстояла и ни разу не задумывалась над мыслью: рожать или нет. Она решилась рожать и правильно сделала! Теперь я ей завидую, в хорошем смысле, конечно, но при этом надеюсь, что и у меня скоро будет ребенок.
- Кита, ты чего застряла? – звонкий голос подруги прервал мои раздумья.
Я встрепенулась.
- А?! Иду!
- Ты какая-то странная… У тебя проблемы с Такаширо?
- Нет, все как обычно.
Джин нахмурилась, ехидно уточнив:
- И, как обычно, он шляется по своим бабам?
Да, она знала это. Именно от нее я впервые узнала, что мой муж ходит налево. Она заметила, что я немного погрустнела и смягчилась.
- Прости, Кита, ты достойна большего, чем сейчас у тебя есть. Почему бы тебе не развестись?
- Ты же знаешь, я не могу. - как-то вяло и равнодушно отмахнулась я.
- Так, хватит грустить, пошли-ка, съедим по десерту! Все за мой счет, естественно.
- Пошли.
Мы сели в ее машину и поехали к ближайшему ее ресторану. Как оказалось ресторан на один день сдан был в аренду под фотосъемки. Мы решили не мешать и сели за столик в дальнем углу. Пока мы ждали десерт, я невольно вспомнила свою спонтанную фотосъемку в поезде. Хотела бы я ее повторить? Да, хотела бы, но вряд ли мы еще когда-нибудь встретимся с тем парнем…Мне даже в голову не могло прийти, кто работает на этой фотосъемке.
Pov Автор.
Телефон звонил и звонил. Кто-то упорный, на том конце провода, видимо, вознамерился поднять всех святых, не дожидаясь Судного дня. Какаши заворчал, завозился в постели, зарываясь поглубже в одеяла.
Телефон не умолкал.
- Да чтоб тебя разорвало! - простонал он, резко садясь в кровати и сверля взглядом несчастный аппарат. Глаза зверски болели и чесались, будто в них щедро сыпанули песка. Часы издевательски мигнули, перелистывая цифру.
Одиннадцать двадцать.
- Боже мой, - прошептал Какаши, закрывая лицо обеими руками и рухнув спиной назад в белоснежные простыни. Он спал всего два часа!..После двух суток упорной работы он пытался из тысячи моделей найти именно ту, которая подходила бы под съемки для обложки первого журнала, который он с друзьями хотел выпускать. Но среди просмотренных портфолио девушек моделей таких не было. Точнее, может, она и была, но где найти ее, он не знал. Казалось, телефон сейчас начнет дымиться и подпрыгивать.
- Проснулся я, проснулся, - вздохнул Какаши, раскинув руки и потянувшись. Закончив процедуру под несмолкаемый заунывный звон, он, извиваясь, свесился с кровати и нащупал трубку радиотелефона на полу. Не пытаясь принять более удобную позу, Какаши оперся лбом о пол и душераздирающе зевая, бросил:
- Кому неймётся?
В телефон упруго ударили гудки с противоположной стороны. Утренний нарушитель не дождался-таки и бросил трубку. При этом Успев разбудить и разозлить.
- ...твою мать... - невнятно пробурчал, Какаши, заполз обратно в свою уютную, не успевшую остыть, нору из одеял и блаженно закрыл глаза. Со стороны он, наверное, напоминал котенка, но ему было все равно.
Какаши распахнул глаза, перекатываясь на спину, и обреченно уставился в потолок. Сна не было ни в одном глазу. Кажется, организм дошел до такой степени усталости, что даже необходимый отдых отступал. Какаши измученно застонал, размял себе мышцы плечевого пояса двумя руками. Вжавшись затылком в подушки, изогнув дугой длинную шею, он долго, со вкусом потянулся, зевнул и забарахтался. Так как спать Какаши любил среди теплого и мягкого, на его кровати кучковались были свалены в кучу, два одеяла и пять подушек разных размеров. Сейчас он самозабвенно распихнул их в разные стороны, резко сел на постели и запустил пальцы во всклоченную шевелюру для активизации мыслительного процесса, невольно думая о том, как кстати был бы сейчас горячий кофе.
Телефонный звонок заставил Какаши вздрогнуть. Больно дернув себя за волосы, он распластался на животе и схватил трубку:
- Слушаю!
- Какаши, - холодный, сдержанный тон взбодрил быстрее контрастного душа, настолько неожиданным он был для юноши.
Какаши не удержался от истерического смешка. Определенно, мозговая перегрузка.
- Да, мама, ты что-то хотела?
Перед глазами Какаши как воочию предстала стройная фигура матери, сидевшей у телефонного столика в безупречном костюме, с идеально прямой осанкой, в семейном доме, как это часто бывало в детстве. Ее бледное лицо с тонкими, будто выписанными кистью, чертами, было так же эмоционально, как дохлый кальмар в морозилке.
- Какаши, ты помнишь, что мы приглашены на прием?
Парень озадаченно посмотрел на трубку в своей руке, подозревая розыгрыш. Вроде бы, обычная манера матери рубить фразы посередине. Хотя чего тут удивительного? Недоговаривать – вполне в стиле его матери.
- Да, мам, я помню, но я туда поеду, как журналист.
- Вот именно это мне и не нравится.
Да, иногда Какаши недоумевал, как такая сухая, женщина, как его мать, и такой добродушный и мягкий человек, как его отец, сошлись вместе.
Его мать была замкнутой и высокомерной. Родив сына, она посчитала свой гражданский и дочерний долг выполненным и перестала обращать на него внимание до того момента, когда вдруг, неожиданно прозрев, обнаружила, что Какаши уже взрослый, самостоятельный и, вообще, давно бреется.
А отец, несмотря на то, что вырос в аристократичной японской семье, оставался простым человеком с яркими чувствами. Вступив в брак мать и отец объединили два крупных, компьютерных бизнеса, и со временем, их единственный сын должен был унаследовать все производства и капиталы.
А Какаши неожиданно взбрыкнул. Он не был сухим и строгим, как мать, но и не позволял эмоциям бить через край, как отец, а гармонично сочетал в себе черты обоих родителей. И еще Какаши совершенно точно знал, что его не интересует развитие компьютерных технологий. Да, он получил образование, связанное с компьютерами, но его душа лежала к фотографии, неважно, будь на снимках человек или пейзаж. При поддержке отца, весело наблюдавшего за бунтом упрямца-сына, Какаши поступил в Академию искусств, параллельно учась на курсе информационных технологий. Ну что сказать, гений.
Конечно, его мать этого не одобряла, выбор сына. Всегда отчитывала его за это, вот и сейчас она не удержалась и критикует его работу. Но нечего не поделаешь он сделал свой выбор и менять его не собирается
- Мам я работаю и зарабатываю деньги. В чем проблема?
- А то, что ты в свои 24 года занимаешься не тем, чем нужно.
- Да, мама, я с тобой полностью согласен. А теперь извини, мне надо на работу, - по обыкновению выдержанно согласился парень.
Какаши положил трубку, зная, что этот разговор ни к чему не приведет. Лучше уж подготовиться к сегодняшней фотосъемке. Тут опять зазвонил телефон.
«Интересно, кто на этот раз?» - промелькнуло в голове у Какаши.
- Да!
В трубке послышался озорной голос Генмы.
- Эй, друг, ты чего так злой с утра пораньше, неужели я вырвал тебя из объятий длинноногой фигуристой брюнетки?
- Очень смешно, Генма, - огрызнулся Какаши - обычно это ты у нас регулярно пребываешь в чьих-нибудь объятиях.
- А я как раз к ним и направляюсь, - бодро объявил неугомонный дружок - Звоню предупредить, вместо меня будет Райдо. Так что давай, чао, дорогой!
- Ах, Генма, я ревную! - иронично парировал юноша.
- Ревнуй, ревнуй.
- Иди уже, Казанова!
Какаши скептически посмотрел на телефон, думая, найдется ли на свете такая девушка, которая привяжет его на цепь. Но такой нет. Парень бросил взгляд на часы: до фотосессии оставалось не так много времени, как он рассчитывал, поэтому спешно направился в ванную, а после уже - собираться. Хорошо, что фотосъемка проходила в кафе, - там, на месте, можно было и поесть.
Как вдохновенный фотограф не торопился, всё же он немного припоздал. Все, что нужно, было уже установлено и готово к работе.
Сегодня работа Какаши не вдохновляла. То ли модель была совершенно неподходящая, то ли образ недавней попутчицы не давал покоя. В самом разгаре фотосессии парень краем уха услышал, что в кафе кто-то зашел. Из слов официанта он понял, что пришла хозяйка и что она была не одна. Прибывшие прошли в глубь зала и заняли столик в дальнем углу.
Дальше Какаши не отвлекался, вплоть до того момента, пока под определенным углом не сфотографировал модель, и в кадр не попал занятый столик. За ним сидела девушка, которая занимала его мысли всю эту неделю. Кита…Как же его привлекали эта веселая улыбка и в то же время такие грустные глаза…
Сейчас её собеседница отлучилась, оставив Киту одну, и Какаши решился подойти, в то же время совершенно не представляя, что сказать девушке. Кто не рискует, тот не пьет шампанского, пролетело в голове у парня, и он направился к столику.
Pov автор end.

Джин поднялась с места, видимо, намереваясь ненадолго меня покинуть.
- Кита, дорогая, я отойду?
Я кивнула.
- Да, конечно…
Вот, я осталась одна.
- Кита… –вдруг услышала я чей-то тихий, смутно знакомый голос. Сперва я решила, что мне показалась, но меня позвали вторично, и на сей раз голос прозвучал громче. Я обернулась на зов. Передо мной стоял он.
Изумлённая до глубины души, я воскликнула:
- Какаши?! А ты что здесь делаешь?
- Я… мы тут работаем, – растерянно пробормотал он, легким жестом руки взъерошив свои пепельные волосы, отчего те разлохматились ещё сильнее он взъерошил свои пепельные волосы, и они легли еще беспорядочнее.

Видя,­ что смутила его чуть больше, чем нужно, я попыталась разрядить обстановку, придав диалогу более непринужденный характер:
- Вот как? Значит, нашли модель?
- Да, но….
- Но?..
- О! Вспомнил! Я сейчас…
Какаши быстро прошмыгнул между столами и через минуту вернулся, неся что-то в руках.
- Вот, ты в поезде оставила, - проговорил он, протягивая мне мои перчатки, которых я обыскалась. Я пораженно уставилась на них, в замешательстве пробормотав:
- Ты что их всю неделю с собой носил?
- Нет, просто забыл вытащить, а тут вспомнил… – Он явно врал.
В этот момент в кафе появился тот, кого я меньшего всего ожидала увидеть, - мой муж. Отыскав меня взглядом, он быстрым шагом направился к моему столику.
- Кита!
- Такаширо? – я с трудом верила, что он способен сам вот так приехать. – Почему ты здесь? И как ты узнал, что я здесь?
Во взгляде мужа я увидела что-то новое ревность? Нет, не может быть, скорее это было чувство собственности.
- Я волновался… - Такаширо подошел ко мне обнял и поцеловал в щеку.
«Волновался? Ну да, конечно!» - усмехнулась я. Мне никогда не нравилось, когда он на людях строит из себя идеального мужа. Это выглядит так наигранно.
- Телефон у тебя не доступен, а единственное место, куда ты могла поехать одна, - это на работу к Джин.
«Интересно, - мелькнула в моей голове невольная мысль, - как много кафе он обошел? Небось, опять следил за мной?»
- Простите, молодой человек, но это девушка замужем, – сказал Такаширо заводя меня к себе за спину.
- Я уже понял. Позвольте представиться я - Копирующий работаю фотографом.
Какаши протянул Такиширо руку, но Такаширо руку не принял, да обстановка между ними накалялась.
- Очень приятно, я Гио Такаширо.
Какаши явно был в шоке. Он посмотрел на меня так, как смотрят обычно на тех девушек, которые выходят за богатых мужчин исключительно ради денег.
- Кита, пошли! – Такаширо грубо схватил меня за руку и потащил к машине.
До дома мы доехали спокойно, но всю дорогу я предчувствовала бурные разборки, так как слишком хорошо знала собственнический характер своего мужа. Пусть Такаширо и гулял, но то, что принадлежит ему, он ни за что просто так не отдаст.
- Ты что себе позволяешь?! – яростно гремел он, таща меня за руку в нашу комнату.
- Такаширо, отпусти, мне больно! – кричала я, упираясь из последних сил, но мужчина, разумеется, оказался сильнее. Втолкнув меня в комнату и заперев дверь от любопытных глаз и ушей слуг, муж закатил мне скандал:
- Больно?! А ты подумала о том, что этот журналистишка может написать о нас?! О том, что моя жена флиртует с первым встречным парнем и спит с ним!
Такаширо кричал так, что наверное на весь дом было слышно, но я не могла оставить без внимания последнюю фразу.
- Ты намекаешь, что я *?!
- {censored}оворю, что он может это написать! Это навредит моей репутации!
Я была просто в бешенстве от такого заявления.
- Твоей?! Твоей репутации?! Что-то ты о ней не думаешь, когда ходишь к своим девкам!
Я заметила гневный взгляд Такаширо, который, не дав опомниться, влепил мне пощечину. Да с такой силой, что я, не удержавшись на ногах, упала на кровать. Такаширо же вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.
***
Тогда на меня впервые поднял руку мужчина, до сих пор помню. Тогда еще синяк остался…
Я почувствовала на своей щеке руку Какаши. Его взгляд был обеспокоен.
- Все в порядке? – тихо, участливо спросил он.
Я кивнула.
- Да, Какаши, все хорошо…
Очнувшись ото всех этих отвратительных воспоминаний, я ещё раз с облегчительной ясностью осознала, как же я счастлива! Со мною рядом любимый муж. Что ещё надо?

Дата: 05.12.2016 Просмотров: 96 Назад

Записей: 0
avatar