Ночью по паркам гулять опасно (Фанфик) Коментариев: 0
Добавил: Itachi

Описание:

 

Джордж сидел в парке и курил. Рядом стояла начатая банка пива, а в урне уже валялось несколько таких. Сигаретный дым сворачивался причудливыми кольцами и рассеивался в свежем ночном воздухе. Парень был в самом отвратном расположении духа: два часа и тридцать семь минут назад он расстался с Мирандой. Эта себялюбивая сука доила его на протяжении полугода, а сейчас нашла себе богатого «папика» и прежний воздыхатель стал ей нужен, как зайцу стоп-сигнал.
Первый месяц он был окрылён «чистой» и «возвышенной» любовью. А после… После девушку словно подменили, и вместо доброго и ласкового создания появилась нагловатая и хамоватая бабёнка. Ещё два месяца Джордж упрямо не слушал советы своего лучшего друга Вильяма и продолжал потакать прихотям эгоистки. Потом розовая пелена спала с глаз, но, сам неожиданно для себя, парень понял, что всё равно любит Миранду. А денег она требовала всё больше. Так что парень с утра до глубокой ночи работал на трёх работах, а в перерывах учился. Такой режим ужасно изматывал, и, приходя домой, Джордж чуть ли не замертво валился спать…
И вот теперь она ему позвонила, закатила истерику, что он её не любит и мало проводит с ней времени. А после, не терпящим пререканий тоном, заявила, что она так больше не может и уходит к другому, так что пусть Джордж ей больше не звонит.
Умом молодой человек понимал, что всё так когда-нибудь закончится, но отчего-то на душе всё равно было гадко и мерзко, словно об тебя вытерли ноги и оплевали. Противно. Костяшки пальцев сбиты в кровь о ни в чём не повинное дерево. Пять банок пива, почти пустая пачка сигарет. И ночной воздух, приятно охлаждающий жар гнева.
Противной трелью тишину парка разрезал звонок мобильника. Джордж хмуро взглянул на номер. Вильям. Снова скажет свою любимую фразу: «А я ведь говорил…». Долбанный зануда.
Но, устыдившись плохим мыслям в адрес единственного человека, который его поддерживал многие годы, Джордж взял телефон и нажал зелёную кнопку. Как всегда, он ждал, пока его собеседник не произнесёт первую фразу. Многих это раздражало и сбивало с мысли. Но Вилли уже привык:
- Джо, ты сейчас где?
- В заднице, - мрачно отшутился парень.
- Я знаю, что ты расстался с этой стервой. А я ведь говорил тебе… - на этом месте Джордж закатил глаза к всевидящему небу. – И, зная тебя, ты сейчас где-нибудь сидишь, пьёшь и дымишь, как паровоз.
- Ну, сижу. Ну, дымлю. Какая к хренам разница, Вилли? Оставь меня в покое!
- Мистер Джордж Конрой! В каком долбанном месте ты сейчас находишься? – когда Вильям ОЧЕНЬ злился, он называл людей по полному имени и фамилии. Это очень, очень плохой признак. Но Джордж был явно не в том состоянии, чтобы внимать голосу разума в лице друга, так что он послал Вильяма, но таки сказал, в каком именно парке он предаётся пьянству.
За время разговора сигарета успела потухнуть. Парень щелчком пальцев запустил бычок в урну, подхватил банку пива и допил её залпом. Смятая и ненужная банка, совсем как Джордж, отправилась вслед за бычком. Следующая открываемая жестянка протестующе зашипела, но была безжалостно выпита до половины, прежде чем к лавочке, хрустя мелким гравием, подошёл низенький темноволосый паренёк. Он бесцеремонно забрал банку и вылил остатки пива на землю. Джордж даже не возмутился. Алкоголь взял своё, и он безвольной куклой растёкся по лавочке. Но когда Вильям подставил плечо и начал тащить друга по направлению к машине, юноша внезапно оживился:
- Эй, Вилли… Ты запах чуешь?
Натужно пыхтевший Вильям с трудом пробурчал:
- Нет. И слава Богу.
- Зря. Он такой… вкусный! – не сдавался Джордж. – Аж мурашки по коже… Ты что, точно не слышишь?
- Нет! – всё внимание Вильяма было приковано к тому, чтобы и самому не споткнуться, и Джорджа не выронить.
Но последний не на шутку взбудоражился и начал вырываться из рук друга. Пьяные силу не соизмеряют, поэтому справиться с гораздо более крупным Джорджем, Вильяму не представлялось возможным. Светловолосый Джордж вырвался и побежал в сторону такого манящего аромата.
А Вильям, как настоящий друг, припустил следом. Внезапно он тоже почуял странный аромат. Он был немного сладковатым, но не приторным, чуть-чуть примешивался запах мяты, и, почему-то вспоминались цитрусовые. От дразнящего запаха немного кружилась голова и подкашивались ноги. Но это было очень интересное ощущение.
Джордж резко остановился, и Вильям врезался в друга со всего маху, в результате чего оба покатились по земле. Вилли невозмутимо поинтересовался:
- И почему наш доблестный терминатор остановился, а?
Джордж молча поднял голову и, отползая, ткнул пальцем куда-то. Вилли проследовал взглядом в ту сторону, и у него отвисла челюсть:
- Срань господня, что это за херновина?!
Источником того самого великолепного аромата оказалась странная, тёмно-зелёного цвета масса то ли слизи, то ли желе. И к ужасу парней, от этой массы к ним быстро приближались извивающиеся отростки. Вильям вскочил на ноги и пытался поднять шатающегося Джорджа, но его собственные движения казалась ужасно медленными, он понимал, что катастрофически не успевает.
Отростки схватили Вильяма за руку, а вокруг Джорджа уже обвились несколько штук, извиваясь и порываясь заползти под одежду. Вильям с воплем попытался освободить конечность, но в итоге и вторая рука лишилась свободы.
Джордж же, видимо, перестал воспринимать окружающую реальность трезво, и захихикал, играясь руками с одним отростком. Отчего-то именно от этого у Вилли проползли мурашки по спине. Хотя нет, это потому что один из тентаклей (Вильям смутно вспоминал, что где-то слышал это название) подло подкрался сзади и залез за шиворот чёрной рубашки. А запах от этого желе стал до одури сильным.
Внезапно Вильям к своему стыду понял, что у него встал. От осознания у бедняги покраснели уши.
- Чёрт возьми, как же это не к месту, - пробормотал он. Воспользовавшись тем, что парень глубоко вдохнул, какой-то из отростков быстро пролез между зубами, не давая Вильяму закрыть рот. Юноша попытался выплюнуть гадость (которая на вкус и не была такой гадостью), но тентакль не сдавал позиции, а наоборот задвигался, заставив парня протестующе мычать и судорожно вдыхать воздух, когда шупальце немного отодвигалось от глотки.
Джордж тем временем продолжал играться с отростком, в то время как остальные уже сорвали с него лёгкую футболку и массировали кожу. Один из них прошёлся по соску парня. Это вызвало сладкую дрожь по всему телу, и юноша откинулся назад, закрыв глаза и резко выдохнув, поддерживаемый услужливыми щупальцами. Приняв такую реакцию на заметку, тентакли усиленно стали водить по соскам парня, заставляя того страстно стонать.
Такая озвучка смутила Вильяма куда больше. До него внезапно дошло, где он видел это слово. В дурацких комиксах младшей сестры. Самое плохое, что на картинках эти щупальца… В глазах у Вилли потемнело. Его хотят не сожрать, а оттрахать! Парень усиленно задёргался, пытаясь вырваться из множества тентаклей, но они цепко держали свою жертву. Однако те картинки, что проплыли в памяти Вильяма, сделали своё чёрное дело. Теперь вместо тошнотворного омерзения и паники от извивающейся штуки во рту, юноша чувствовал нездоровую дрожь во всём теле, а когда один из отростков, вдохновлённый примером своего собрата, прилепился, пульсируя, к соску парня, тот не сдержал стона. Почувствовав, что упрямый субъект поддаётся, тентакль начал повторять нехитрую операцию, добиваясь тех же результатов. Отросток во рту запульсировал, напрягся и излился в рот юноши. Вильям попытался выплюнуть тягучую мятную жидкость, но рот по-прежнему занимал тентакль, и юноша, превозмогая себя, сглотнул. Тентакль удовлетворённо выполз, оставив Вильяма жадно глотать воздух. По телу разливалось какое-то странное тепло.
С Джорджа уже стащили рваные джинсы и трусы, но тот не протестовал. Желе обволокло его член и ритмично сокращалось. Руки юноши лихорадочно шарили по земле в бессознательном желании ухватиться за что-нибудь. В ладони ткнулись отростки и парень сжал руки в кулаки. Завибрировав от удовольствия, тенктакли начали двигаться, стимулируемые руками. Джордж выгнулся, приподнимая бедра и с наслаждением кончил.
Красный как рак, Вильям увидел, как желе впитала в себя сперму и приобрела на том участке бордовый оттенок. Вилли не хотел признаваться себе, но ему понравился вид обнажённого, бьющегося в экстазе мускулистого Джорджа. И захотелось так же. Вильям поспешно отогнал от себя эти мысли, но отростки, видимо, уловив желание жертвы, сорвали брюки с нижним бельём и плотно обхватили напряжённый член. С губ парня сорвалось: «Не надо», но тентакли не прислушались и начали энергичные ласки. Вилли чувствовал, что ещё чуть-чуть, и он кончит.
Внезапно парень почувствовал, как один из отростков начал толкаться в задний проход. Вильям охнул и попытался отодвинуться, но его крепко держали, а в уретру начал проникать тонкий щуп. Юноша закричал от боли и в рот снова ткнулся отросток. Из глаз парня потекли слёзы: сзади тентакль тоже стал проталкиваться внутрь. Два тентакля прилепились к соскам парня и потянули на себя, оттягивая плоть, а другие отростки продолжали ласкать член. Вильям застонал, боль и наслаждение переплелись в сознании, опьянённом афродизиаком. Вскоре боль стала уменьшаться из-за смазки, выделяемой тентаклем, и ощущения стали более приятными. Внезапно отросток задел чувствительную точку, и парень застонал громче. Наслаждение замерло в наивысшем пике, но невозможность окончить эту сладкую пытку делала ласки невыносимыми.
Расслабленного Джорджа тентакли подняли над землёй, придав вертикальное положение. Несколько отростков прошлись по всему телу юноши, задерживаясь возле эрогенных зон. Джордж слабо ахнул, когда тонкий отросток проник в анус и начал разрабатывать его. Другой мягко коснулся губ, не больно, но настойчиво требуя разомкнуть зубы. Одурманенный юноша послушно позволял делать с собой всё, что только хотели тентакли. Однако когда щупальце достигло горла, парень вывернул из себя съеденное за последние несколько часов. Один из отростков вытер потёки на лице Джорджа, а другой продолжил двигаться во рту. Но количество алкоголя в крови уменьшилось и до молодого человека начал доходить смысл происходящего. Сделать он ничего, естественно не мог, но ощущения стали острее. Джордж только заметил прямо перед собой развратно извивающегося и стонущего Вильяма. Вначале парень ужасно удивился: ТАКИМ он не видел друга никогда. И ему ужасно захотелось дотронуться. Что тут же и проделал.
Вильям приоткрыл затуманенные желанием глаза и увидел, что по его груди, кроме щупалец, скользит ещё и рука, принадлежащая Джорджу. Щёки Вилли вспыхнули, хотя, казалось бы, куда больше, и в ту же секунду отросток во рту снова излился. Парень судорожно проглотил жидкость. То же самое произошло и с Джорджем. Щупальца переползли в район таза. Джордж, не особо задумываясь, что делает, накрыл своими губами губы Вильяма и страстно начал целовать. Вильям, ошалевший от такого количество разных ощущений, ответил на поцелуй вначале робко и не очень умело, но уже через несколько секунд сам уже впивался в рот друга. Тентакли задвигались в унисон, заставляя парней всё сильнее друг к другу прижиматься, и двигать бёдрами, насаживаясь на уже более толстые щупальца. Джордж обнял Вильяма, и они соприкасались не только губами, но и почти всем телом. Тонкий щуп вышел из уретры Вильяма, и тот со стоном откинул голову. Нарастающий темп, ласки, жар…
Кончили они одновременно. И щупальца тоже. Восхитительно-странное чувство наполненности. Нега, разливающаяся по всему телу. Тяжёлое дыхание. И ленивый полувопрос-полуутверждение Джорджа:
- Вильям, я тебя, кажется, люблю. Мы ведь ещё повторим?..

Дата: 10.12.2016 Просмотров: 162 Назад

Смотрите так же:

Записей: 0
avatar